ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП.

 
ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП
Книжки за жанрами

Всі книжки (1552)

Колонка

Проект з "Родимками" Іри Цілик - дещо інакший. Це була настільки вдала Ірина книжка (а ми знаємо, що говоримо, - не інтуітивно, а за статистикою), що нам було дуже шкода, що вона розійшлася в такій малій кількості друкованих примірників, більшість читачів надали перевагу скачуванню умовно безкоштовної електронної версії, не переймаючись запропонованою післяплатою. Авторам не звикати. Але кількість і тривалість цих скачувань навіть після того, як книжку припинили рекламувати в мережі, примушували нас шукати іншого продовження цій історії.

Новий проект реалізовуватиме освітні програми у сфері літератури, книжкової справи, літературного менеджменту та дотичних сферах суспільного життя, які пов’язані з роботою над текстом.

Отож, в нашому випадку кожен двадцятий захотів скачані електрони матеріалізувати в паперовій версії. Оце і є „рекламна користь” від вільного розповсюдження інформації (піратів), щоправда, непряму рекламу не так вже й легко, а пряму шкоду теж неможливо порахувати, бо значна частина тих, хто скачував, просто не отримала б доступу до паперової книжки, навіть якщо дуже хотіла б: книжка була на полицях переважно київських книгарень та мережі книгарень «Є».

Книголюбам пропонуємо купить мебель
для ваших книг.
Шафи зручні для всіх
видів книг, окрім електронних.
www.vsi-mebli.ua

zahid-shid.net

Телефонный спрвочник Кто Звонит

Життя бентежне, але не зле, як казала одна наша знайома. Тому нам доводиться давати рекламу, щоб підтримувати сайт проекту. Але ж Вам не складно буде подивитись її? Натискати на ці посилання зовсім необов’язково , але якщо Вам щось впало до вподоби - дозволяємо . З повагою, колектив "Автури".
Рецензія

26.04.2011

Рецензія на книжку:
Я.Дубинянська. Глобальное потепление : роман

"Наша страна", "банановая", со смешным языком — по-видимому, Украина: на культурном шельфе, затопленном после рывка глобального потепления, можно видеть поросшие мидиями руины драматического театра, и непоросшую, чистую лестницу, прямой намек на Одессу. "Эта страна" — с имперскими амбициями, снобски-интеллигентским самоопределением и суперкурортом для сверхбогатых на Соловках, "северный сосед" — по-видимому, Россия. Юлька, тележурналистка из "нашей" мечтает снять бескомпромиссный документальный фильм "Глобальное потепление", в котором будут ответы на вопрос, почему мы все так живем. Дмитрий Ливанов, модный писатель и барин, "моральный авторитет" "этой" иной раз по утру и сбросит в Интернет кусок ритмизованной прозы трилогии "Глобальное потепление", и забавляется, глядя, как литературное сообщество мечется с его глумливыми импровизациями. Насыщенное повествование напоминает одновременно "Остров Крым" Василия Аксенова и "Колыбель для кошки" Воннегута, вместо «льда-девять» — капсула, затерянная на культурное шельфе, в которой запаяно нечто, теоретически позволяющее жителям обеих стран обрести, всего-навсего, счастье. Юлька и Ливанов пересекаются то в "нашей" то в "этой", но она слишком житейски-опытна — "нашей" разрешено много мужество — слишком честна и самостоятельна, а он слишком чванлив, хоть умен, слишком сноб, хоть талантлив, слишком бабник, хоть и щедр...
Во втором романе Яны Дубинянской много остроумных рассуждений о том, почему невозможно счастье — ни в "нашей", ни в "этой" (первый, "Н20", был о — ваш обозреватель клялся не употреблять в печати это слово, да что поделаешь — кризисе). Много живых наблюдений из жизни медиа, коим и глобальное потепление на руку. Есть аккуратные суждения о политике: "северный сосед", не задумываясь, осуществляет военную операцию, чтобы завладеть загадочной капсулой, но без подробностей. Ничего "за рамками", такого, что могло бы напугать, шокировать опрятного и аккуратного, современного, не слишком задвинутого читателя. "Эта страна вмещает достаточно часовых поясов, чтобы никогда не спать всем народом одновременно (аллегорические варианты мы тут не рассматриваем)..." Точно, остроумно, а на большее и задача не ставилась. Зато нет никаких эсхатологических рассуждений, экзистенциальной заброшенности посреди волн затопившего изрядную часть земной тверди океана. Легкая, как щекотка, рефлексия по поводу вообще-то пугающей исторической ситуации.
Признаки женского письма роман не портят и не украшают, они — концептуальный прием: Юлька, конечно, звезда этого текста. "Тут она сорвалась с цепи, пустившись мочить его по-взрослому. Не то, чтобы он был в чем-то виноват или это доставляло ей удовольствие. Просто никогда она не умела по-другому, даже в юности никто... не назначал ей второго свидания: первого вполне хватало, чтобы раскатать несчастного лузера тонким слоем по асфальту". Впрочем, открытый финал — Юлька с детьми в традициях соцреализма "бежит от войны" в переполненном поезде под поли¬тическую перебранку попутчиков, а Ливанов пропал без вести — существенно уступает в свежести самому роману (без финала).

Сергей Шулаков

(Джерело: Книжное обозрение)

Реклама
Rambler's Top100