НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СКЛЯНКЕ.

 
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СКЛЯНКЕ
Книжки за жанрами

Всі книжки (1510)

Колонка

Проект з "Родимками" Іри Цілик - дещо інакший. Це була настільки вдала Ірина книжка (а ми знаємо, що говоримо, - не інтуітивно, а за статистикою), що нам було дуже шкода, що вона розійшлася в такій малій кількості друкованих примірників, більшість читачів надали перевагу скачуванню умовно безкоштовної електронної версії, не переймаючись запропонованою післяплатою. Авторам не звикати. Але кількість і тривалість цих скачувань навіть після того, як книжку припинили рекламувати в мережі, примушували нас шукати іншого продовження цій історії.

Новий проект реалізовуватиме освітні програми у сфері літератури, книжкової справи, літературного менеджменту та дотичних сферах суспільного життя, які пов’язані з роботою над текстом.

Отож, в нашому випадку кожен двадцятий захотів скачані електрони матеріалізувати в паперовій версії. Оце і є „рекламна користь” від вільного розповсюдження інформації (піратів), щоправда, непряму рекламу не так вже й легко, а пряму шкоду теж неможливо порахувати, бо значна частина тих, хто скачував, просто не отримала б доступу до паперової книжки, навіть якщо дуже хотіла б: книжка була на полицях переважно київських книгарень та мережі книгарень «Є».

Книголюбам пропонуємо купить мебель
для ваших книг.
Шафи зручні для всіх
видів книг, окрім електронних.
www.vsi-mebli.ua

zahid-shid.net

Телефонный спрвочник Кто Звонит

Життя бентежне, але не зле, як казала одна наша знайома. Тому нам доводиться давати рекламу, щоб підтримувати сайт проекту. Але ж Вам не складно буде подивитись її? Натискати на ці посилання зовсім необов’язково , але якщо Вам щось впало до вподоби - дозволяємо . З повагою, колектив "Автури".
Рецензія

29.11.2018

Рецензія на книжку:
О.Апальков, петренко, Бруслиновський Євген, Єрьоменко Володимир, Заславська Олена. Aus 10 Jahren ZEITGLAS : Вибрані переклади сучасних українських авторів німецькою мовою
(Переклад: О.Апальков, Хомутина Хельга, Скорова Тетяна, Петренко Микола)

Замечательный номер получился! Я вовсе не претендую на объективность, — это лишь мои ощущения. Да и бывает ли она, эта объективность? Вот пожалуйста: "Я напрочь не согласен ни с предисловием, ни с рецензиями в конце", — заявляет Алексей Пустовойтов в отзыве об "Инстинкте свободы" Е. Заславской. Хотя упомянутые рецензии абсолютно разные ведь, — а вот поди ж ты, ни с одним не согласен... Так что и мои впечатления, как водится, сугубо личные.
...Кстати, о том же "Инстинкте свободы" — совершенно неожиданное (для меня!) исследование В. Дорофеева. Я, конечно, слыхала, что произведения можно анализировать, подсчитывая количество частей речи etc., но даже не подозревала, что в результате такой формалистики можно сделать столь увлекательнейшие выводы о поэтической личности! Чувства, поверенные арифметикой, вдруг обретают контуры — вот что удивительно... Метод же познания каждый выбирает по собственному влечению.
А Леночка тем временем преподнесла еще один материал для исследования. Сама я, к сожалению, не очень дружу с арифметикой, — всё больше доверяясь интуиции. Так что любить или убить Дракона — решать будет сердце.
(И сердце мучительно дрогнет,
и будет тереться о ребра
мокрой своею мордой...)

Прошло уже больше года, как Марина Матвеева преподнесла нам свою "Классификацию версификаторов". И как ведь зацепила! То один автор, то другой (М. Васильев в СЧ №34, а теперь и В. Анфимова) всё еще обсуждают эту тему, иногда пытаясь найти и свою "полочку". Надо сказать, я тоже не избежала этого искушения. И когда, так и не определившись, пожаловалась в приватной переписке Марине, она — добрая душа — придумала для меня отдельный разряд! Очень трогательно...
Хотя с Мариной я знакома в основном только по публикациям, но убеждена, что она очень добрый человек. Это подтверждает и её художественная проза, и, к примеру, отзыв об АНТОЛОГИИ-2006. В предыдущей "Склянке" Я. Брусневич в пух и прах разнес сборник, усомнившись чуть ли не в праве его существования вообще (вот вам еще одно субъективное мнение!). Марина же в последнем номере, пожалуй, даже переборщила, давая оценку авторам: "...всех их можно назвать также творцами "от природы", настоящими живыми цветами. Их произведения — это не игры скучающего разума <...>, а именно творчество души, идущее от глубины и искренности чувств, от эмоций и сердечного ведовства".
Можно было бы и поспорить, но...

...О творении добра можно говорить долго и неоднозначно. Помню, еще в студенческие годы меня до самых глубин проняла фраза из "Обмена" Ю. Трифонова, сказанная героиней о своей свекрови. Мол, доброта у той корыстна, — она делает добро исключительно для удовлетворения собственной души. Углядев для себя параллели, я долго комплексовала по этому поводу, пока однажды уже подросший сын не сказал мне: "Разве важно людям, из каких побуждений делаются для них добрые дела?.."
В заметках о дружбе Канева с Фирзеном Владимир Еременко еще раз напомнил мне (а кое-что и открыл впервые) о благотворительной деятельности Александра Апалькова со товарищи. Помню, с каким чувством читала я Сашин автобиографический рассказ "Вдовьи посылки". "...К вечеру мы уже с трудом поднимались оббитыми ступеньками, по темным лестничным клеткам. И с опаской входили в темные квартиры. В одной нам рассказали о самоубийстве внука, в другой — о тяжелой и безнадежной болезни, в третьей о том, что уже три месяца никто не стучался в двери..."
Вспоминается и другое. Когда — еще на заре скляночной эпопеи — Апалькову ставили в вину весьма либеральный отбор текстов для журнала, он твердо отвечал, что для некоторых авторов видеть свои творения напечатанными — последняя радость в жизни, и он не намерен их её лишать. Будете спорить?.. А я уже не буду.
Вот вам пример. В последнем номере опубликован еще один рассказ Геннадия Кононова, чьё творчество уж точно не из серии графоманских поделок. Но вот же, со слезами на глазах, благодарит его вдова за публикацию прозы, которой так и не дождался Геннадий при жизни. Правда, он считал, что "это никому не нужно, а если кто заинтересуется — придет и спросит". Иногда приходят слишком поздно...

К слову сказать, в последней "Склянке" очень много хорошей прозы. Вообще, отбор прозаических текстов Апалькову удается лучше, нежели поэтических, — наверное, потому, что сам он мастер как раз в этом виде литературных изысканий. В подтверждение я бы назвала именно "Кизиловы пропилеи" А. Апалькова хитом номера.
Впрочем, и среди лирической части журнала есть что почитать. Кроме уже упомянутой Е. Заславской, это и Оля Подлесная, и Надежда Агафонова, и Ал. Товберг, и, конечно же, Вячеслав Пасенюк
(Лучший текст тот, что пылью
и пеплом,
да, пылью и пеплом.
Впрочем, сбоку возможны цветы).

О ваших предпочтениях судить не берусь...

Есмира Травина

(Джерело: Литсовет)

Реклама
Rambler's Top100